блог галины Баевой

Советский общепит: еда вне дома

Тема: Разное

Советский человек, будь то ребенок или взрослый бОльшую часть своего времени проводил отнюдь не дома. Взрослые работали, дети – учились в школе, а совсем маленькие сдавались в дет.сады. Естественно, во всех учреждениях было организовано питание, о котором я писала здесь: Советский общепит: от детского сада до института.

Где и как советский человек мог утолить голод? Какие традиции соблюдались советскими людьми? Читайте далее.

Советские столовые

Заводские столовые

На  многочисленных заводах и фабриках СССР были организованы заводские столовые, где могли питаться рабочие и служащие. В СССР существовал регламентированный часовой перерыв на обед, когда все работающие могли спокойно принять пищу. Обязаловки ходить в заводскую столовую не было, но многие обедали именно в столовых, чтобы не таскать с собой контейнеры с едой, тем более заводская еда была не слишком дорогая и относительно качественная. Заводские столовые часто располагались в свободном доступе, поэтому поесть там могли не только работники предприятий, но и все желающие.

Так, тренер нашего специализированного класса по плаванию СДЮШ (спортивной детско-юношеской школы), схватившись за голову от отвратного питания в школьной столовой, договорился о питании с заводской столовой Дизельного завода. Мы, дети, заканчивая учебу в школе, перед тренировкой шли в заводскую столовую и обедали там по их меню.

Питание студентов

Студенты были особой категорией. С одной стороны, они тоже попадали домой (в общежитие) только под вечер и питались в основном вне дома. С другой стороны, студенты не были привязаны к одному объекту учреждения питания и имели выбор. Если ребенок питался исключительно в детском саду, школьник – в школьной столовой, взрослый человек, работающий на производстве – в производственной столовой, то студенты могли выбирать, где питаться. И часто их выбор был вовсе не студенческая столовая.

Кафедры Рязанского медицинского  института, в котором я училась с 1986 по 1992 гг. были разбросаны по всему городу. Между занятиями давалось время на переезд, и одновременно в это же время мы пытались решить проблему с питанием. В институте существовала студенческая столовая, но готовили там что-то совершенно несъедобное. Потому, будучи студенткой, я познала все советские возможности еды вне дома.

В такой же ситуации оказывались многочисленные командировочные, а также взрослые люди, выезжавшие на учебу. Скажем, в медицине требовалось (и сейчас требуется) каждые пять лет пройти курсы усовершенствования в соответствующем ВУЗе последипломной подготовки. Далеко не во всех городах такие ВУЗы наличествовали (и сейчас наличествуют), поэтому люди выезжали в другие города на месяц и более. Курсантам предоставлялось общежитие, но организовать полноценное домашнее питание в этих условиях проблематично, поэтому приходилось питаться в заведениях общепита. Советское государство вполне сознавало, что постоянное питание вне дома сильно бьет по карману, поэтому еда вне дома компенсировалась «командировочными» — специальными денежными выплатами, причем траты на  проезд компенсировались отдельно. В отличие от сегодняшнего дня, командировочные составляли приемлемую сумму, на которую можно было прожить, без изысков, конечно. Многие советские граждане затаривались картошкой, макаронами и другими продуктами, чтобы сэкономить на командировочных, но речь не о том.

Интерьер советской столовой

Питались советские люди в разнообразных столовых, пельменных, блинных и т.д. Они отличались качеством готовки, поэтому надо было «знать места», где можно было получить относительно недорогую и съедобную пищу. В Рязани  я чаще всего заходила в «Диетическую столовую» на пл. Ленина.

Советские столовые представляли собой достаточно большое помещение со столами на 4 места и стульями. На столах для бесплатного употребления были выставлены солонки с солью и перечницы с черным (иногда красным) молотым перцем, а также салфетница с салфетками.  Кусочек хлеба стоил 2 коп. Бесплатного хлеба я не застала. 

По углам могли находиться вешалки для верхней одежды. Обедать в верхней одежде не поощрялось традицией. Даже если не было гардероба, а иногда он был, люди либо оставляли верхнюю одежду на вешалках в зале, либо, прежде чем идти в очередь, “занимали место” — вешали верхнюю одежду на стул за столом. На одежду никто не покусится, и на место тоже.  

Стены столовых часто были украшены репродукциями натюрмортов, а также лозунгами, типа «Хлеба к обеду в меру бери. Хлеб — драгоценность, им не сори!»

На отдельном столе располагались чистые подносы, на другом — использованные. В отдельной кассете находились  ложки-вилки-ножи.  Берешь поднос и встаешь в очередь. Одноразовой посуды не было в принципе. Все блюда наливались — накладывались в белые тарелки из тяжелого фаянса с синей надписью “общепит” курсивом по краю. Напитки разливались в стаканы из граненого стекла. Подстаканники прилагались к стаканам лишь в поездах. Ели алюминиевыми ложками и вилками.  

 Блюда по большей части были уже налиты — разложены и стояли на мармитах, чтобы не остывать, но если народу было много, то повара наливали-раскладывали из больших котлов непосредственно в тарелки по заказу.  

Блюда советских столовых

Ассортимент городских — заводских столовых был достаточно разнообразен. Из салатов: винегрет, тертая морковь, тертая отварная свекла, соленая сельдь с колечками лука, яйцо под майонезом. На первое: молочные супы, рассольник, щи-борщи. Гарниры: пара молочных каш, отварной рис, отварные макароны, тушеная капуста, картофельное пюре, творожная запеканка. Мясные блюда: разнообразные котлеты, которые назывались по-разному: то биточки, то зразы, то шницель. Ежики отличались от них наличием риса, остальное представляло из себя смесь фарша с крахмалом и панировочными сухарями. В детстве я сильно недоумевала, почему одно и тоже блюдо имеет разные названия. Так же в обычной столовой подавался беф-строганов, представляющий из себя мясные обрезки в соусе. В столовке можно было выбрать тип гарнира и мясного блюда.  Сверху гарнир обильно поливался соусом.  Имелись рыбные блюда: запеченые хвосты  минтая или хека. Они подавались отдельно.  Из напитков в столовых готовили чай, какао, компот из сухофруктов, иногда кисель. Отдельно можно было купить сметану: пол-стакана или стакан. Выпечка продавалась  в буфетах. В принципе ассортимент в столовых был большой, что-то выбрать для себя было возможно даже в самых гнусных местах, типа студенческой столовой мед.института или “Мещеры”, которую мы звали “Пещерой” и куда старались не ходить по причине отвратительной готовки.  

  Обед ставился на поднос, в конце очереди кассир пробивал стоимость, и можно было сесть на стол и пообедать либо прямо с подноса, либо составить тарелки на стол. После трапезы полагалось убрать за собой посуду: отнести ее на мойку. Время от времени по обеденному залу проходили уборщицы, убирали посуду за несознательными гражданами и вытирали крошки со стола.  

Лично я обычно брала какой-нибудь салат, иногда молочный суп, картофельное пюре (при наличии) с мясным блюдом, половинку\четвертинку яйца, хлеб и напиток. Я считала принципиально несъедобными столовские супы-борщи, тем более рассольник, а также рыбные блюда, но это были мои личные пристрастия.

Цены  в советских столовых 

Какова была цена массового общепита?  Средний чек комплексного обеда: первое-второе-третье составлял для женщины – копеек 70, для мужчины – около 1 рубля

Много или мало было для советского человека тратить 1 рубль в день на общепит? Стандартная студенческая стипендия – 40 рублей. Т.е. если нет других источников дохода, то студенческой стипендии хватало полноценно поесть 1 раз в день. Понятно, откуда сложился стереотип о вечно голодном студенте. 

 Для работающего человека один раз в день поесть в заводской столовой было не столь критично. Зар.плата моей матери, ведущего инженера – 120 рублей, т.е. она тратила в месяц 14 рублей на питание в столовой, однако, как она говорила «поела в столовой, а все равно — голодная» , т.е. на общепитовском питании она экономила. Из своей зарплаты мастера – 150 рублей,  отец тратил на общепитовское питание 20 рублей. В принципе, деньги вполне вменяемые, поэтому многие обедали в заводской столовой. 

По  воспоминаниям матери, на свои 70 копеек она брала половинную порцию «первого», порцию «второго», и «третье» с выпечкой. Отец на рубль брал полную порцию «первого», обязательно добавлял в обед салат или винегрет, а также стакан сметаны.

Специализированные точки

Кроме столовых существовали специализированные точки общепита, в виде Пельменных, Блинных, и даже Шашлычных.

В Пельменной, которая располагалась на задах Рязанского мед.института, я обедала довольно часто. В большой котел прямо при посетителях из пачек засыпались мороженые пельмени, около получаса они готовились, поэтому, если народа было много, приходилось ждать. Порция представляла собой десяток пельменей, заправленных ложкой разведенного уксуса.  Одной порцией даже я, субтильная девочка, не наедалась, и всегда брала двойную. К пельменям можно было взять бульон, он выдавался бесплатно. Так же в пельменной можно было купить сметану, полстакана или стакан. Из питья — чай. На этом ассортимент пельменной заканчивался. Это была довольно суровая точка общепита для утоления голода работяг.

В Пензенскую шашлычную мы единственный раз зашли с отцом. Мне было лет десять.  Очень хорошо помню жесткое жилистое мясо, которое едва можно было прожевать. Но именно там я впервые в жизни попробовала оливки. Я подозрением отнеслась к этой странной ягоде, и отец объяснял мне, что это такое.  Вкус  произвел на меня неизгладимое впечатление своей экзотичностью. Я даже не поняла, понравился он мне или нет. Потом, уже в институте, в свободной продаже появились афганские оливки, и я, можно сказать, пристрастилась к ним.

Рязанская блинная “Снежинка” проходила не столько по категории общепита, сколько по категории пафосного места.  В “Снежинке” подавали разнообразные фаршированные блинчики, с мясом, с творогом, с повидлом и др. А также там продавали мороженое в шариках с разными посыпками. В советской пищевой культуре, где свято соблюдалось различие “праздничных” и “повседневных” блюд, “Снежинка” воспринималась местом для праздника. Туда ходили по особым поводам,  чтобы отметить какое-либо событие, а не просто набить желудок. Там незазорно было назначить свидание понравившейся девушке, или просто культурно провести время с подругами, этакий девичник.

Более высокой категорией мест общественного питания были кафе с официантами. Таким местом, например, был “Восход” неподалеку от корпусов общежитий Рязанского меда. Готовили в “Восходе” всегда вкусно, меню было разнообразным и не сказать, что дорогим. Один раз я умудрилась пообедать там за 70 копеек. Официантка удостоила меня самым презрительным взглядом, на который была способна, но и все на этом. Надо сказать, что рекорд экономии я ставила не просто так: это была вся моя наличность на данный момент.

Вспоминается анекдот: 

Заходит студент в ресторан. — Эх, пить — так пить, гулять — так гулять! Официант! Стакан воды и коржик! 

Часто обедать в “Восходе” не получалось даже не из-за относительной дороговизны — обед там стоил раза в полтора-два дороже, чем в обычной столовке, сколько из-за медленного обслуживания. На обед в “Восходе” надо было резервировать час-полтора, а это не всегда было возможно.

Пару раз я обедала в ресторанах. В дневное время доступ в рестораны был свободный, ценник не сказать, что запредельно дорогой, а готовили очень вкусно. Однако надо понимать, что обычные советские граждане в будний день не шастали по городу, а работали на производстве. Студенты были свободнее, но значительно беднее, потому поход в ресторан воспринимался как некий праздник.

Кулинарии и буфеты

Кроме столовок, в магазинах были отделы кулинарии, а также имелись буфеты, где продавалась выпечка, бутерброды и сок на запивку. Обычно в магазине была выделена специальная зона, где стояли детские столики и стульчики для маленьких посетителей и  высокие круглые буфетные стойки для взрослых, за которыми можно было перекусить стоя. На стойке часто стояли салфетницы с салфетками. Вешалок для одежды в буфетных магазинов не было, поэтому в холодное время года закусывали в верхней одежде.

Выпечка всегда была вкусной. Продавали коржики, кексы с изюмом, «водолазы» — треугольные пирожки с повидлом, ромовые бабки, облитые глазурью, просто пирожки с разными начинками – капуста, лук-яйцо, повидло. В буфетах также можно было купить бутерброды с сыром или колбасой: кусочек черного хлеба со скибкой сыра или парой кружочков колбасы. В кулинариях продавали пирожные – заварное с белковым кремом внутри, «корзиночка» со сладкими грибами, «картошка», «безе», можно было купить отдельно кусок торта: шоколадная «Прага», разнообразные бисквиты. Как вы заметили, все сладкое, углеводистое, с жирным кремом.  

Запить можно было чаем, «какао» или соком. В титанах постоянно грелся кипяток, который разбавляли чайной заваркой. Напитки были невероятно горячими, если времени подождать, пока остынет, не было – а студенты всегда находились в условиях форс-мажора, то можно было обжечься до пузырей. Пару раз я так обжигала небо и язык.

Соки из трехлитровых банок наливали в высокие конические дозаторы, и оттуда через краник наливали в граненые стаканы. Соки были самые разнообразные. Березовый, яблочный, как осветленный, так и с мякотью, виноградный, грушевый, сливовый, абрикосовый, томатный, апельсиновый — редкая экзотика — мандариновый.

Цена вопроса: пирожок стоил 10 копеек, пирожное – 22. Соки стоили по-разному: березовый — 8 копеек, томатный, яблочный — 10 копеек, грушевый, сливовый — 12 копеек, самый дорогой был мандариновый — 18 копеек.  

Сок можно было купить и в трехлитровой банке, но почему-то в нашей семье это было не принято, не знаю, как в других. Сок относился к категории «еды вне дома» и «лакомства». Его часто покупали детям на запивку пирожных и порционных кусочков тортов, т.е сок с точки зрения советских людей – это было некое баловство для детей.

Выпечкой добирали калораж и родители на производстве. Кроме законного часового обеда, работники устраивали незаконные перерывы «на чай», где  запивали чаем выпечку. Если это был не конвейер, начальство смотрело на эти перерывы сквозь пальцы. Чаевничали на рабочем месте, кипятильником грели воду, заваривали чай и, закусывая, решали производственные вопросы.  

Уличная еда: беляши и чебуреки

В отдельных местах продавали чебуреки и беляши с мясом или повидлом.  Беляши с повидлом стоили 5 коп, с мясом — 12 копчебуреки – 18 коп, но продавали их не повсеместно и быстро разбирали, так что купить беляш даже в правильном месте – это была удача. Беляши и чебуреки продавали с рук на многолюдных улицах, в Рязани это была Маяковка. Торговка — это обязательно была баба, часто необъятных размеров, в замусоленном фартуке поверх ватника, громко рекламировала товар, выкрикивая: Кому беляши! Горячие беляши! Чебуречки – прямо из печки!

Выпечка хранилась в термоконтейнерах. С хрустящей корочкой, сочащиеся жиром, они были невероятно вкусные. Выпечку выдавали в бумажном пакете, и съедали прямо на улице, не опасаясь косых взглядом.  Если я о чем-то вспоминаю с ностальгией по советским временам, это о беляшах. Их рецепт утерян навсегда, а то, что продают сейчас под этим наименованием и близко по вкусу не напоминает настоящие советские беляши

Почему-то именно в отношении беляшей и чебуреков существовало множество городских мифов. Их называли «тошнотики»,  «пирожки с котятами», с присловьем  «их едят, они глядят». Поговаривали, что торговки прокручивают в фарш собачье мясо. Существовало стойкое убеждение, что фритюрное масло использовали, пока оно не почернеет. Беляши нежно называли «канцерогенчиками», ибо вторично-использованное фритюрное масло повышает риск образования опухолей. Но все равно, беляши и чебуреки пользовались огромным спросом, их разбирали влет.

Беляши и чебуреки –  единственная «уличная еда», ели их сразу на улице. Также допускалось есть на улице мороженое, в остальных случаях закусывать вне отведенных мест не поощрялось общественным мнением. Понятно, что никто ничего никому не говорил, но взгляды были красноречивее слов. Советский человек был очень зависим от общественного мнения, и этих неодобрительных взглядов хватало, чтобы убраться с едой подальше с глаз долой.

Есть полагалось за столом или по крайности, за стоячим столиком в специально-отведенном месте: столовой или буфете. В столовых стремились не садиться с незнакомыми людьми, хотя это не возбранялось. В буфетах часто пристраивали свои стаканы с соком и пирожки с бутербродами с незнакомцами. Разговаривать за едой считалось неприличным, кроме «чайных перерывов» на рабочих местах. За едой не расслаблялись. Одним словом, «комбинат питания». Опять же, буфеты со стоячими столиками не располагали к медитации. Из обычных столовых никто не гнал, но общая атмосфера не располагала задерживаться. Быстро поел – освободи место для следующего. 

Теоретически, можно было зайти в хлебный магазин, купить «московскую» плюшку за 22 коп, или даже батон за ту же цену, потом пойти в молочный магазин, там купить бутылку простокваши, ряженки, варенца, кефира или пакет молока за 14 коп, потом сесть на скамейке и умять все это в один присест. Иногда люди, если не находили столовой или буфета, так и делали, но это было  чрезвычайное обстоятельство: чужой город, где не знаешь адреса столовой или какой-нибудь район без предприятий общепита, из которого так сразу по каким-то причинам не уедешь, а есть хочется. 

Уличная еда: мороженое

Уличной советской едой было мороженое. Мороженое продавалось летом в специализированных киосках. Постоянно в продаже было молочное мороженое в стаканчиках (10 копеек), сливочное в  стаканчиках (18 копеек), стаканчики могли быть бумажные или вафельные. К бумажным стаканчикам прилагались специальные деревянные ложечки, их которых мы потом делали планеры. Стаканчики безбожно протекали, так что поедать мороженое надо было с двух сторон: и сверху, и снизу, не обляпаться было сложно, но к этому относились как к неизбежному злу. Кроме мороженого в стаканчиках имелось в продаже мороженое в брикетах, оно было менее дефицитно, но его покупали неохотно. Есть его на улице было неудобно, а до дома донести сложно, ибо лето — жара, а про домашние термоконтейнеры в те годы никто не слышал. Потом появились супербрикеты по 48 копеек, но их покупали еще реже. Я к мороженому была равнодушна, и меня удивляли детские истерики на тему “купи мороженое”, которые в те времена были не редкость.

Помню детскую забастовку в пионер.лагере “Приморский”, когда из лучших побуждений администрация лагеря подала на полдник мороженое, но половине отрядов досталось “молочное” за 10 копеек, а другой половине — “фруктовое” за 7 копеек. “Фруктовое” мороженое в детской среде считалось “отстоем” (вполне справедливо), и обиженные отряды устроили бунт. Возмущение было настолько сильным, что директор лагеря просила у обиженных детей прощения.

Перестройка

Во время перестройки и антиалкогольной кампании Партия потребовала создать места культурного отдыха, где советский человек мог празднично и безалкогольно провести время. Тогда в Пензе построили кафе «Центральный» возле Гражданпроекта, а в том ресторане был прекрасный десерт-холл, где стали подавать невиданные разные вкусности: фруктовые желе, мороженое с различными наполнителями и другие сладости. Мне особенно запомнился самбук абрикосовый и какая-то вкуснятина из чернослива с тертым орехом. Помню свой восторг, когда я попробовала мороженое не просто посыпанное тертым шоколадом, а взбитое с шоколадной массой. Стоили вкусняшки дорого, поэтому ходили мы туда редко.

Вспоминается кафе на ул.Славы, где мы с сестрой отведали невероятно вкусные пончики, пышные, хрустящие, посыпанные сахарной пудрой с натуральным горячим шоколадом. Продержались эти заведения недолго, уже в 90-е  они закрылись из-за полного обнищания населения. В «Центральном» поселился банк Тарханы, а Пончиковая просто перестала существовать.

 

Этот блог читают 3875 женщин,
пока стоят в фартуке на кухне. Читай и ты.
Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Заряд жизни. Блог Галины Баевой.
© 2015 Заряд Жизни Блог Галины Баевой.
Информация на сайте носит ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ознакомительный характер и НЕ ПРИЗЫВАЕТ к самостоятельному лечению. Консультируйтесь у квалифицированного врача.