блог галины Баевой

Крестьянские традиции советской кухни: консерватизм

Тема: Разное

Пищевые традиции советских людей, а также традиции приготовления пищи и трапезы основывались на русских крестьянских традициях, ибо 90% населения России до революции составляли крестьяне, они же впоследствии заселили города, принеся с собой свои уставы. Продолжим рассказ о пищевых традициях, которые являлись наследниками крестьянского прошлого хозяек дома. Насколько пищевой консерватизм глубоко проник в советскую кухню читайте далее.

Пищевой консерватизм

крестьяне еда

Пищевой консерватизм – это обычное явление для всех народов мира. С пищевым консерватизмом связано такое явление, как «национальная кухня». Люди едят то, что привыкли с детства, а готовят так, как их научили матери из тех продуктов, которые наиболее доступны. Экзотики тоже хочется, но дозировано.

Люди по природе своей консерваторы, они предпочитают давно известное — неизвестному. Куда пойдут туристы в Лувре? К Моне Лизе, хотя ее облик уже в глазах стоит. Что потребуют исполнить на концерте у известного певца? Тот хит, который день-деньской в прокрутке. Самого исполнителя уже тошнит, а публике ничего – не надоело.

Пищевой консерватизм имеет еще одно объяснение: новый продукт может быть опасен. Поешь каких-нибудь красных ягодок или грибочков – на этом эксперимент и закончится. Естественный отбор был отнюдь не на стороне экспериментаторов.

Пищевой консерватизм русских никуда не делся и посейчас. Это легко обнаружить по жалобам русских мигрантов на отсутствие в странах пребывания привычных продуктов питания. Все пропитываются любовью к черному хлебу, гречке и сметане, а в местах концентрации русских и советских людей появляются магазины, специализирующиеся на продаже любимых продуктов. Русские здесь не одиноки. Китайцы тянут за собой китайские рестораны, итальянцы – пиццу и «пасту», а американцы в любой стране мира найдут бургерную.

Консерватизм русского крестьянства

скромность

Хозяйственный и культурный консерватизм были отличительной чертой русского крестьянства начала XX века. Крестьяне настороженно относились к любым инновациям.

Это касалось как пищевых продуктов, так и приемов приготовления пищи. Отсутствие кулинарных экспериментов  являлось одной из черт бытовой традиции.

Пищевой консерватизм солдат, в массе своей бывших крестьян, вынуждал  русскую армию XVIII века возить огромные обозы, которые делали ее неповоротливой, а то и способствовали поражениям. Однако без обозов невозможно было обойтись. Если военные действия приходилось вести на территории противника, то солдаты отказывались питаться непривычными для себя продуктами. Потому в обозах возили ржаную муку для ежедневной выпечки хлеба, квашеную капусту, соленые огурцы, моченые яблоки, кислые ягоды (клюкву, бруснику), зерно для каш, лук, чеснок.

А.С.Пушкин, путешествуя к Эрзеруму, недовольно отписался в дневнике: «На половине дороги в армянской деревне вместо обеда съел я ПРОКЛЯТЫЙ чурек, армянский хлеб, испеченный в виде лепешки…Дорого бы я дал за кусок русского черного хлеба…»

В начале XX века в продуктовый набор армии ввели баклажаны. Этот овощ был незнаком подавляющему большинству русских, а потому блюда из него просто не ели. Писатель В.Дедлов устами своего персонажа так отозвался о непривычной для русских средиземноморской кухне «Оттого греки на арапов похожи, что всякую дрянь, всякую падаль трескают». Персонаж, придя в себя после дегустации баклажанов «списал в свою памятную книжку все туземные названия… блюд: и баклажаны по-гречески, и мусаку, и плакию и другие, с тем, чтобы… не спросить себе в трактире чего-либо…».

Селяне были не притязательны в еде, поэтому все рецепты для ее разнообразия воспринимали как баловство. Интересно в этом отношении свидетельство Хлебниковой, работавшей в середине 20-х гг. ХХ в. сельским учителем в с. Сурава Тамбовского уезда. Она вспоминала: «Ели щи из одной капусты и суп из одной картошки. Пироги и блины пекли один — два раза в год по большим праздникам … Предложение добавлять что-то в щи для «скусу», крестьянки с презрением отвергали: «Неча! Мои и так жрут, да похваливают. А, эдак совсем разбалуешь».

Пищевой консерватизм, закостенелость кулинарных привычек русских крестьян была связана, по мнению В.В.Похлебкина, с господством натурального хозяйства. Крестьяне не привыкли и не имели возможности покупать сельхозпродукты, прошедшие фабричную обработку. Даже мука и крупы делались на подворье из собственного зерна. Пристрастия к традиционным видам пищи определялись отнюдь не вкусом этой пищи, а ее доступностью, в т.ч. экономическими возможностями. Соблюдался и национально принятый обычай не выходить из привычного круга общепринятых блюд, который следует считать кулинарной традицией, нарушить которую люди не решались, ибо над привычкой довлел авторитет предков, «дедов и прадедов». Старшие женщины в семье придирчиво проверяли соблюдение младшими традиционных способов выпечки и варки. Новшества встречались враждебно или отвергались.

Пищевой консерватизм и советская власть

ленин и крестьяне

События революции, гражданской войны и последующих голодоморов сильно ударили по русской традиционной кухне. Понятно, что в первую очередь пострадала «высокая» кухня верхних слоев населения, но и крестьянству пришлось приспосабливаться к новым условиям, в т.ч. преодолевать пищевой консерватизм. Советская власть, которая позиционировала себя как «Власть народа», одной рукой выгребала продуктовые запасы, но другой рукой пыталась накормить голодное население, в т.ч. пропагандируя нетрадиционные продукты питания. Некоторые из них население быстро приняло,  другие – пришлось навязывать пропагандой, и люди привыкали к новшествам только из-за отсутствия традиционных продуктов.

Перестройкой продуктовой традиции занимался известный советский функционер  А.И.Микоян, причем делал он это со знанием дела, что обеспечило успех его предприятия. Интересна его речь, опубликованная в газете «Правда» 16.08.1936 года. В ней он говорит в т.ч. о направлении деятельности по внедрению новых продуктов и преодолению пищевого консерватизма.

«Теперь мы должны… перестроить питания трудящихся… и дать им все разнообразные продукты современной пищевой промышленности. Для этого нужна серьезная пропагандистская работа… В выборе ассортимента могут быть две линии: консервативная приспособляемость к привычным вкусам… или же революционная настойчивость в… воспитании новых вкусов… Нам надо побороть привязанность к старым вкусам и упорно… бороться за внедрение новых хороших продуктов… Наша задача – перестроить пищу советского человека».

Что же предлагал А.И.Микоян внедрять в пищу? Томаты. Неожиданно. По словам самого А.И.Микояна «у нас имеются миллионы людей, которые никогда в жизни не кушали томатов». Люди не покупали томаты, в питание их внедряли государственной пропагандой.

Усилиями А.И.Микояна была создана пищевая промышленность, и началось внедрение через государственную пропаганду консервированных продуктов, фруктовых и овощных соков, сладких газированных напитков, сгущенного молока и мороженного. Надо сказать, что все эти нововведения завоевывали себе народное принятие постепенно. Так, еще в середине 70-х – 80-х годах соки и лимонады считались сугубо детскими праздничными напитками. Консервы занимали место закусок и стабильно считались «нездоровой» едой, которую можно позволить себе изредка, когда нет ни времени, ни сил на приготовление полноценного горячего. Мороженое тоже оставалось вкусным десертом, любимым, но никак не ежедневным продуктом питания, в котором детей искусственно ограничивали, а взрослые сами рассматривали его, как «баловство».

К успехам советской власти можно причислить распространение картофеля. В начале XIX века М.Ю.Лермонтов в сатире «Пир Асмодея» изображает картофель «бесовским блюдом». «… лакей картофель подает. Затем, что самодержец Мефистофель был родом немец и любил картофель». Настоящая «картофельная революция» произошла в годы Великой Отечественной войны и сразу после нее. В 40-х-50-х гг. картофель стал доминирующим углеводистым овощем, потеснив зерновые каши в качестве гарнира.  В XX веке мы уже говорим «Картофель – второй хлеб», по сути, признавая картофель – священным блюдом, ибо в русской традиции сохранялось особое отношение к хлебу. Я помню, как моя бабушка чуть не со слезами на глазах слушала песню «Хлеб всему голова», подпевая за хором.

Советский общепит внедрил в процесс приготовления первых блюд такое нововведение, как пассеровку. Как мне удалось выяснить в процессе подготовки статьи, «заправочные супы», т.е. первое блюдо, в которое «для нажористости» вводилось дополнительная пережарка овощей на жире, впервые появились в военной кухне в конце 70-х годов XIX века. Позднее, после революции и гражданской войны, «заправочные супы» внедрились в советскую систему общепита. Овощи, прежде всего лук и морковь пережаривались на жире – подсолнечном масле, маргарине, комбижире или сале, после чего пережарка вводилась в бульон, придавая блюду золотистый оттенок и непередаваемый сладковатый привкус. Через систему общепита данная рецептура «ушла в народ», так что в позднесоветские времена хозяйки считали своим долгом готовить первые блюда именно таким образом. Эта пассеровка стала проклятием моей семьи, о чем я напишу позже.

Другие продуктовые нововведения Советской власти народ отверг, несмотря на очевидную полезность внедряемых продуктов. Так не повезло сое. Высокобелковая культура, источник полноценного растительного белка не смог преодолеть пищевой консерватизм. В начале 30-х годов в кругах специалистов пищевой промышленности возникла идея приучить население к сое, затем попытки были повторены к 50-е годы и 70-е годы, но они не увенчались успехом. Соя, что называется «не пошла».

Так же  отверг русский народ кукурузу, несмотря на все усилия коммунистической пропаганды, обозвав внедрявшего ее в быт и стол Н.С.Хрущева «кукурузником». В России не знали, не умели, и, что самое главное, и знать не хотели приемы кулинарной обработки, что сои, что кукурузы. Пищевой консерватизм победил вопреки объективной ценности и вкусности данных продуктов.

В связи с зарегулированностью русла Волги из питания коренных русских исчезла речная рыба. Попытка заменить речную рыбу морской (океанической) долгое время (в течение полутора десятков лет) не находили отклика в народе. Люди не знали и не умели готовить блюда из океанической рыбы. Неумелое приготовление блюд из рыбы в столовых обусловило общее отрицательное отношение к рыбным блюдам. Океаническую рыбу не покупали, она тухла в магазинах. В ответ, Советская Власть ввела в столовых обязательные «рыбные дни», чтобы втолкнуть в сопротивляющийся народ непривычный продукт питания.

Пищевой консерватизм: мои воспоминания

жареная картошка

 

В нашей семье бабушка готовила строго по проверенным рецептам ее молодости. Отклонения не допускались.

Надо сказать, что рецептуру блюд она усвоила не от деревенской матери, а от городской «хозяйки». Выкупившись из советского ново-крепостничества, она приехала на жительство в Самару, которую в те времена уже переименовали в Куйбышев. Помыкавшись некоторое время, она устроилась на работу прислугой в семью инженеров, где ее обязанностью было следить за двумя детьми, а также поддерживать порядок в квартире и готовить на всю семью, т.е. выполнять обязанности няньки, горничной и кухарки. Жила бабушка в той же квартире, вместе с хозяевами, питалась из той же кастрюли. Относились к ней хорошо. Бабушка вспоминает, как ее, деревенскую девушку, хозяйка приобщала к городской культуре, покупала ей билеты на постановки в Самарский (Куйбышевский) театр оперы и балета, объясняла либретто, учила понимать оперу.

Как я понимаю, принципы готовки бабушка усвоила тоже в той семье. Этому способствовало несколько обстоятельств. Во-первых, городская культура считалась по определению престижнее  деревенской. До сих пор в русском языке сохранились уничижительные определения по отношению к мало-культурным людям «деревня», «деревенщина», «колхоз». К месту и не к месту поминается поговорка «можно вывезти девушку из деревни, но деревню из девушки вывезти нельзя». Причем, все это снобистски повторяют люди, родители которых сами  были «деревней» и «колхозниками», ибо в России, вследствие революционного пожара, горожан в третьем поколении днем с огнем не сыщешь. Но это я отвлеклась.

Во-вторых, традиционно в русской крестьянской семье девушку учила хозяйствовать не мать, а  свекровь, т.е. по сути, чужая женщина, большуха. Девушки в русской традиционной семье выходили замуж достаточно рано, не позднее 18-20 лет, обычно в 15-16 лет, но нормальным возрастом брачного сожительства считалось уже 12 лет. К замужеству девушка умела выполнять все основные работы, но, в основном, подготавливала себе приданое. Прядение, шитье, починка и штопка одежды считались девичьими занятиями. В нормальных семьях дочерей «берегли», т.е. не принуждали заниматься тяжелой физической работой. Даже мой прадед, на что тяжелый человек, отхлестав кнутом мою бабушку, задумался. После того инцидента он купил швейную машину, и моя бабушка проводила время за положенным для девицы занятием: она шила. На себя, на семью и на всю родню. Швейная машинка, кстати, путешествовала с моей бабушкой и до сих пор хранится, как раритет. Готовить, к кастрюле, квашне и печи, девиц не допускали. Это была привилегия матери – большухи. Уже потом, на правах невестки, молодуха начинала потихоньку обучаться готовке, помогая свекрови. И то, в том случае, если свекровь делилась своими секретами, а так было не всегда. Я уже писала о «кастрюльных войнах», когда невестки отнимали «большину» у свекровок.  Крестьянские традиции советской кухни: хозяйка плиты

Так что, попав в прислуги в семью инженеров, моя бабушка с  готовностью училась от своей хозяйки «большухи» премудростям готовки. И оставалась верна тем рецептам всю жизнь, а прожила она немало, 94 года.

Почему я уверена, что рецептуру блюд бабушка вынесла не из родной деревни? По ее приверженности к пассеровке, которая была внедрена в массовую кухню советским общепитом в 30-х годах.

Мой отец, воспитанный на простой деревенской готовке считал, что продукты должны проходить минимальную кулинарную обработку. Он повторял, как заклинание «Сырое горячим не бывает». У них с бабушкой был постоянный конфликт по поводу добавления пассеровки в приготавливаемые блюда, но для бабушки существовало только два мнения  «ее и неправильное», поэтому даже голос отца оставался втуне. Я ненавидела пассеровку всей душой и принципиально не ела ни одно блюдо, в состав которого входил жареный лук. Что ж, тем хуже для меня. Не менять же из-за детской прихоти свои принципы. Позднее, у родителей от жирного углеводистого питания развился ожидаемый панкреатит, и они уже Христом Богом заклинали бабушку перестать лить в первое масляную пережарку. Бабушка считала родительские пищевые забастовки покушением на ее власть «большухи» и упрямо продолжала гнуть свою линию. Конечно, в этом кухонном противостоянии было столкновение со множеством семейных крестьянских традиций, что вызывало такое упорное сопротивление бабушки (о них я напишу ниже), но консерватизм играл не последнюю роль.

Принятые способы готовки и трапезы

обед

В семье считалось обязательным 3-х разовое питание: завтрак, обед и ужин. Мы, дети, все приемы пищи получали дома, о чем заботилась бабушка, взрослые, естественно, обедали и ленчевали на работе. Полной трапезой считалась подача 3-х блюд: «первое», «второе»  и «третье», но чаще обходились двумя блюдами, либо «первым» с «третьем» и десертом, либо «вторым» с «третьим». Завтракали рано, перед школой (работой), каждый в свое время. Так, я просыпалась в 6-30 и получала свою порцию еды, оставшейся от ужина и разогретой. Это могла быть жареная картошка, залитая яйцом, реже каша или макароны. В нашей семье злаковые блюда не шли, мы предпочитали картошку, к которой прилагалась квашеная капуста, соленые грибы или другие соленья и маринады домашнего изготовления. После школы меня ждал обед, так же из одного блюда. Это могли быть блины на сыворотке или оладьи из вчерашней каши, к которым прилагался кисло-молочный продукт: простокваша, варенец, ряженка или напиток «Молодость», который я обожала. Свежее молоко я не пила, но оно всегда было в наличие, ибо старшая сестра  и мать были «молочные». Если ничего съедобного не было, то всегда наливался дежурный «суп», щи или борщ. После еды я занималась своими детскими делами, учила уроки и др., а бабушка священнодействовала на кухне, куда посторонние не допускались. Обычно она готовила «первое» и «второе», редко «третье» в виде крахмального киселя с фруктово-ягодной основой, который я безумно любила.

Основной трапезой был ужин, когда с работы приходили родители, и мы все собирались за столом, чтобы обсудить события дня и плотно закусить, ибо только на ужин полагалось свежеприготоленное, только с плиты.

«Первое» представляло собой мясо-костный бульон с разнообразными добавками, которые превращали блюдо то в суп, то в щи, то в борщ. Суп чаще варился на основе куриного бульона, щи-борщи на основе свинины (чаще) или говядины (реже). Часто варился суп с фрикадельками из готового фарша. В середине 80-х в Пензе открылась утиная ферма, в продаже появились тушки утки, поэтому «первое» могло готовиться и на основе утиного бульона (честно сказать, дрянь редкостная). В «первое» обязательно добавлялась «заправка» из пережаренного на жире лука и моркови. В борщ дополнительно в заправку добавлялась томатная паста. Совсем редко готовилась уха или грибной суп.

В обычные дни мясо мы получали в качестве порционных кусков в «первом блюде». Дополнительно к щам-борщам полагалась ложка сметаны. Поскольку я терпеть не могла «забеливать», эту ложку я получала непосредственно в рот. Никто никогда не дал бы мне вылакать баночку сметаны в одно лицо, хотя я была бы  непрочь. «Первое блюдо» было обязательно к трапезе хотя бы раз в день. Если я страдала над пассеровкой, я могла вылавливать мелко-нарезанный лук и цедить бульон, но съесть в обязательном порядке свою тарелку.

Хлеб в семье не ограничивался и был обязателен к употреблению для всех блюд, кроме блинов-оладий. Да, картошку, макаронки и каши мы должны были есть с хлебом. Уже в 90-х годах отец забастовал, начал иронически повторять, что это идиотский обычай «есть хлеб с хлебом», и так потихоньку эта традиция начала отмирать.

Будучи продовольственным менеджером, бабушка старалась разнообразить наш стол, готовя на «второе» кроме картошки разнообразные каши, иногда макаронные изделия и рыбу. Крупу для каши полагалась перебирать, чем часто занималась я. Кашу – пшенную, рисовую, иногда перловую бабушка варила очень крутой, так что ее можно было резать ножом. Перед подачей ее накладывали в молоко, там растирали уже в тарелке до нужной консистенции и добавляли масло. Каша неизменно оставалась на следующий день, а так как продукты не выкидывались, то из каши готовились оладьи.

Из овощей, кроме картошки готовилась тыква, залитая яйцом. Мне это блюдо нравилось, но тут начинала бастовать мать, у которой отношения к тыкве были такие же, как у меня с жареным луком. Совсем изредка бабушка запекала рыбу в маринаде, причем блюдо у нее получалось вкусное. Я до сих пор жалею, что не научилась у нее готовке тыквы и рыбы под маринадом, но она и не стремилась меня учить.

Кроме рыбы под маринадом иногда готовили отварную мойву, которую я люблю до сих пор. Быстро и вкусно.

Салатов из овощей в повседневной готовке не было. Овощи выдавали в натуральном виде. Это могла быть капустная кочерыжка, очищенная морковка или отварная свекла. Летом добавлялся салат из огурцов и помидоров с заправкой подсолнечным маслом, а также сезонные ягоды или фрукты.

Из ягоды варили варенья, которые потом потребляли или добавляя в чай вместо сахара или в качестве десерта. Сладкое я не любила, к варенью была равнодушна, хотя ограничений в варенье мне не ставили.

Все приготовленное должно было съедаться, если не в первый день, то во второй или третий. Зачерствевший хлеб перерабатывался в сухари. Из зачерствевшего батона делали гренки. Каша шла на оладьи. Из прокисшего молока изготавливали простоквашу. Сыворотка шла на блины. Зависшая молочка  — на выпечку. Из прокисшего варенья делали вино. Мука просеивалась. Крупа перебиралась. Выжимки из ягод шли на приготовление киселя, туда же отправлялась пенка с варенья. Продукты попадали в мусорку не просто редко, а очень редко.

Основным приемом  готовки было отваривание и обжаривание. Основной кухонной посудой – кастрюля и сковородка. Готовилось сразу много, чтобы оставалось на второй-третий день.

Наша семья из пяти человек, с одним мужчиной и двумя детьми, потребляла много картофеля: на месяц уходил мешок. Также много уходило квашеной капусты, которую заготавливали осенью из покупной капусты. На зиму мы заквашивали не меньше 20-литрового бака, где в середине прятались хрустящие кочанчики. Также заготавливали 10-литровый бак соленых грибов, которые мы собирали в лесу самостоятельно. Дополнением служили соленые огурцы и помидоры, не меньше 50 трех-литровых банок. К лету это все съедалось.

Инновации

бананы, кальмары

 

В середине 80-х в нашу кухню пришли болгарские перцы. До этого времени они проходили по разряду «экзотического овоща», и никто не знал, что это такое и с чем его едят. На даче его не сажали, в соленьях не использовали, свежим не ели. Начала его крошить в салаты в свежем виде я, как самый младший и наименее консервативный член семьи, причем добавляла болгарский перец я себе в тарелку, но ни в коем случае не в общую салатницу. Уже в 90-х появились рецепты лечо и фаршированных перцев.

Бананы пришли к нам в 80-е годы. Поначалу их продавали исключительно зелеными, так что народ, накупивший экзотический фрукт, попробовав, отнес на помойку. Зеленые бананы действительно премерзкие, я их тоже пробовала. Однако моя старшая сестра знала, что бананы надо положить для дозревания, поэтому первую партию мы не выкинули, а довели до кондиции. Старшее поколение неизменно сопровождало поедание бананов репликами про «обезьянью еду», т.е. отношение к этому фрукту было двойственным: пищевой консерватизм вступал в противоречие со сладким вкусом и мягкой консистенцией, что делало бананы подходящей едой не только для детей, но и для пожилых членов семьи с отсутствующими зубами.

Вначале 80-х сестра привезла из Москвы сыр Рокфор с плесенью. Кроме меня никто этот продукт даже не попробовал, сочтя «несъедобным». Сыры с плесенью производились на редких сыродельных заводах и продавались исключительно в столицах, во многом, потому что население не приняло данный продукт.

Приблизительно тогда же опять же с подачи старшей сестры в наш рацион вошли кальмары. Сестра уже знала, что варить их надо о-очень недолго. Первая дегустация сопровождалась воспоминаниями старшего поколения, как они переварили кальмаров и они превратились в резиновую подошву. Кальмар так и не стал повседневным блюдом, но вошел в качестве экзотического на праздничный стол, куда я неизменно готовила салат с кальмаром.

Майонез вошел в нашу кухню чуть ли не в 90-е годы. До этого он эпизодически  появлялся, как «дефицит», привезенный родственниками или товарищами из Москвы «на праздник». И столь же последовательно майонез игнорировался. Я считала несъедобным как сам майонез, так и заправленные им салаты. Думаю, в семье меня негласно поддерживали. Праздничные салаты неизменно заправлялись сметаной, а овощные салаты – подсолнечным маслом. То, что сейчас считают чуть ли не символом русско-советской эпохи – заправленные майонезом салаты – на самом деле ровесники перестройки.

Консерватизм и инновации

картошка со шпротами

В повседневном питании властвовал консерватизм, выражавшийся в неизменных супах-борщах с пассеровкой, крутой кашей, которую можно было резать ножом, неизменным хлебом  к картошке и макарошкам, обязательной ложкой сметаны в щи-борщи. При этом я каждый раз на протяжении уже 50 лет повторяю заботливой мамочке, что не забеливаю щи-борщи. Что люблю первое «пожиже», а в кашу мне не надо класть масло. Такая вот у меня пищевая придурь. С ней считаются, но приходится это все обговаривать каждый раз, когда мамочка предлагает мне домашнюю еду. Т.е. моя мамочка не может принять мое отхождение от пищевых стандартов, что иногда раздражает.

Инновации вводились в кухню через праздничные блюда, ибо любая хозяйка стремилась поразить гостей, пусть даже своих близких родственников, чем-то необычным и экзотическим. В первую очередь это были разнообразные салаты, которые пришли в русскую советскую кухню достаточно поздно. Еще в 50-х годах единственным салатом был винегрет, который считался праздничным блюдом. Его вполне могли выставить на Новогодний стол. Позднее появилась модификация Оливье, для которой был обязателен зеленый консервированный горошек и обезжиренная колбаса. И тот, и другой ингредиент представлял собой дефицит, и горошек приобретали задолго до торжества, сохраняя в холодильнике пару месяцев.

К 80-м годам появился рецепт «сельдь под шубой». Помню, в 5-ом классе мы записывали этот рецепт на занятиях по кулинарии, которая была составной частью Домоводства. Мне было поручено купить селедку для приготовления салата в классе, а я купила… что-то другое, ибо сельди в продаже не было. Уже в институте сельдь под шубой лидировала среди праздничных блюд.

Чуть позже пришел рецепт «Мимозы» с консервированной сельдью или сардиной.

К концу 80-х распространился рецепт бутербродов со шпротами: обжаренный в масле черный хлеб со шпротинкой, кусочком соленого огурца и веточкой петрушки.

Экспериментировали со способами приготовления  мясных блюд. Так запеченную курицу, фаршированную яблоками сменила «курица на бутылке», это уже середина 80-х. Никакой фольги, «рукавов для запекания»  и специальной пергаментной бумаги в помине не было, вот хозяйки и придумывали свои «хитрости» для получения вкусного блюда.

Ближе к 90-м появились в продаже керамические и металлические горшочки, и вместе с ними появилась праздничное блюдо из  картофеля с мясом, запеченным в индивидуальной посуде. Тогда же появился рецепт «мясо по-французски»: мясная запеканка с сырной корочкой.

Многие экспериментировали с выпечкой тортов и сладких десертов, но в нашей семье мать не любила заниматься тестом (она и кулинарила только по праздникам, когда ее допускали к готовке), а бабушка тем более этим не заморачивалась.

Литература:

  1. В.Б.Безгин «Крестьянская повседневность (традиции конца XIX- начала XX века)
  2. В.В.Похлебкин «Русская советская кухня»
  3. В.В.Похлебкин «Кухня века»
  4. Н.Л.Пушкарева «Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница»
  5. Л.Олсон, С.Адоньева «Миры русской деревенской женщины»

 

 

Этот блог читают 3875 женщин,
пока стоят в фартуке на кухне. Читай и ты.
Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Заряд жизни. Блог Галины Баевой.
© 2015 Заряд Жизни Блог Галины Баевой.
Информация на сайте носит ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ознакомительный характер и НЕ ПРИЗЫВАЕТ к самостоятельному лечению. Консультируйтесь у квалифицированного врача.