блог галины Баевой
Тема: Разное

Согласно вульгарному историческому материализму, человечество в своем развитии проходит объективные стадии, именуемые общественно-экономическими формациями, высшей и последней из которых должен стать коммунизм, где отсутствует частная собственность на средства производства и люди освобожденного труда имеют возможности удовлетворять все свои материальные потребности. Древние цивилизации Востока были отнесены к рабовладельческой формации, что, как оказалось при дальнейшем изучении хозяйственной жизни этих государств, не соответствует действительности. На основании письменной информации, которую ученые смогли расшифровать, мы узнали о методах управления в этих перво-государствах,  которые парадоксальным образом напоминают социальные эксперименты большевиков. Есть в этом родстве коммунистов с древним Аккадом какая-то странность, но ведь факт, что главный большевик – В.И.Ленин покоится в натуральном зиккурате, чертежи которого мистическим путем были переданы из древнего Ура.

Шумеро-аккадская поэма «О все видавшем» является древнейшим зафиксированным эпическим произведением, донесшей до наших дней живое слово жреца-интеллектуала перво-цивилизации, возникшей в Междуречье Тигра и Ефрата более пяти тысяч лет тому назад. Поэма повествует о духовном перерождении обожествленного правителя Урука Гильгамеша. Начав свое правление с тирании, он был вразумлен силой человека-зверя Энкиду, который стал его побратимом. Внутренняя агрессия сменилась внешней: друзья отправились в дальний поход за подвигами, убили чудовище Хубабу, затем Небесного Быка, насланного на Урук разгневанной богиней Иштар. Велением богов в наказание за убийства чудовищ умирает Энкиду. Потрясенный его смертью, Гильгамеш отказывается от царства, бежит в пустыню в поисках бессмертья. Он проходит дорогой Солнца через горы, переплывает Море Мертвых и достигает Страны Предков, где получает Цветок бессмертья. Однако на обратном пути Цветок похищает змея. Поэма заканчивается гимном в честь творения Гильгамеша: возведенных по его повелению стен Урука, утверждая мысль, что истинное бессмертие заключено в деле рук человека.

Окончательный вариант, т.н. Ниневийской версии поэмы относится к VIII веку до н.э., однако ее формирование происходило в течении длительного времени. Самые старые записи на аккадском языке датируют XVIII – XVII вв. до н.э., однако характер языка делает возможным предположение, что текст восходит к последней трети III тыс. до н.э.

Аккадский вариант поэмы базировался на шумерских сказаниях. В одном из них царь Гильгамеш представлен деспотом, но характер угнобления подданных не совсем ясен. Гильгамеш оказал услугу богине Инанне, за которую богиня наделила его некими магическими артефактами, с помощью которых Гильгамеш довел своих подданных до нервно-физического истощения. О характере магических артефактов и способах угнобления не стихают научные споры. Есть предположение, что это были барабан и палочки, с помощью которых Гильгамеш заставлял подданных танцевать до изнеможения, другая интерпретация текста отождествляет артефакты с мячом и битой, а подданные играли в вариант человеческого поло. Так или иначе,  доведенные до отчаянья  граждане города Урук взмолились богам, те отобрали магические артефакты и бросили их в Преисподнюю.

Данным сюжетом, как канвой, воспользовался аккадский сказитель, изложив свой вариант социальных экспериментов царя Гильгамеша, подозрительно напоминающие троцкисткие «трудовые армии». Надо сказать, что граждане Урука почему-то эти большевисткие реформы не оценили, посчитав их  проявлением крайнего произвола.

Титул Гильгамеша обычно переводят как «царь», но это не совсем верно. Правитель Урука, в оригинале Эн или Энси – это одновременно верховный жрец, распорядитель работ и военачальник.  Его власть была существенно ограничена народным собранием, от которого энси должен был получать одобрение, если затевались глобальные проекты. Впрочем, все течет, все изменяется.

Во времена 3 династии Ура (2 тыс. до н.э.) появилась концепция обожествления царей. Ур-Намму и его сын Шульги сосредоточили в своих руках огромную власть за счет присвоения как храмового хозяйства, так и частных землевладений. Бюрократизация достигла предела. От времен Ур-Намму и Шульги дошло больше хозяйственных документов, чем от всей остальной  истории Шумера и Аккада. Цари вели непрерывные войны с сопредельными государствами, что требовало немалых расходов. Население было мобилизовано если не в армию, то в трудовую армию. Мужчины и женщины работали за натуральные пайки на царских (государственных) землях, строили храмы и прокладывали каналы. Смертность в этих древних гулагах достигала 25%, постоянным спутником работающих был голод. Коммунизм продолжался недолго: уже внук Ур-Намму не сумел удержать власть. Его чиновник, посланный за хлебом для столицы в сопредельный город, объявил себя царем. Династия Ура пала, вместе с ней пали и заведенные царями-коммунистами порядки. Историки предполагают, что память о царской коммунистической деспотии царей 3 династии Ура отразилась в поэме о Гильгамеше.

Обратимся к текстам.

Шумерская версия угнобления подданных с помощью магии рационализируется аккадцем. Сказочная действительность уступает место реальности. Гильгамеш возводит стену Урука для защиты города от врагов. С этой целью он собирает подданных на общественные работы. Можно сказать,  торжество коммунистического труда: общественный труд на общее благо. Подданные работают не ради личного обогащения правителя города, а ради собственной безопасности.

Гильгамеш, как великолепный организатор, вводит мобилизационный принцип по типу призыва и армейскую дисциплину.

Все его товарищи (в смысле граждане, призванные на работу)

Встают по барабану…

Мобилизации подлежат, как молодые люди, так и девицы, причем, похоже, все без исключения.

Отцам Гильгамеш сыновей не оставит…

Матери Гильгамеш не оставит девы.

Подданные начали роптать. А с чего? Видимо, дело в том, что общественным благом легко прикрывается самый лютый деспотизм, когда властитель наслаждается чистой властью над людьми и принуждение становится избыточным.

Из дальнейшего изложения становятся понятными социальные эксперименты Гильгамеша: мобилизовав молодежь на строительство, Гильгамеш запретил брачные обряды, т.е. Гильгамеш обобществил как труд, который теперь осуществлялся по команде чиновников, так и распределение, ибо рабочие кормились из общественных хранилищ. Семья упразднялась. Девицы также обобществлялись, находясь в статусе «блудниц», «веселых девок», в чью обязанность вменялась готовка на трудовую армию.

Вот как об этом говорится в эпосе со слов урукца, который призывает внешнюю силу – Энкиду вразумить царя – коммуниста:

В брачный покой меня позвали,

Но удел людей – подчинение высшим.

Люди града грузят кирпичом корзины,

Пропитание града поручено девкам.

Только царю огражденного Урука

Свадебный покой открыт бывает…

Что подданные вменяют в вину своему правителю?

  • Чрезмерную заорганизованность жизни, так что не остается времени на личные потребности. Жизнь «по барабанной дроби».
  • Тотальную мобилизацию молодежи,
  • Отрыв молодежи от родителей
  • Разрушение семьи

Девы, призванные Гильгамешем в трудовую армию, должны бы готовиться к семейной жизни, они «сужены мужу», а вместо этого они пополняют ряды городских блудниц. Аккадские блудницы – это не проститутки в нашем понимании, это особое сословие свободных женщин, не живущих семейной жизнью. Они вовсе не были презираемы в обществе, но полное превращение всех девиц в блудниц, видимо вело к социальному дисбалансу. Надо сказать, что в Советском Союзе все женщины были фактически превращены в блудниц, ибо семейным кодексом регулируются лишь имущественные, но не моральные обязательства супругов друг перед другом. Муж не имеет обязательств по содержанию жены, разводы являются формальностью, и женщины перебирают множество половых партнеров, т.е. общество находится в перманентном блуде.

Почему Гильгамеш запретил свадебные обряды? Традиционное общество делилось на половозрастные страты: ребенок – подросток (юноша) – мужчина – старец, соответственно: ребенок – девица – женщина – старуха. Каждой возрастной страте обществом предписывалось определенное поведение. Особенно выделялись обряды инициации – переход из подросткового возраста во взрослую жизнь. На этом этапе подростки – юноши и девушки – часто изолировались от семьи. Они проходили «курс молодого бойца», в этом возрасте была разрешена половая свобода, в т.ч. девушкам. После прохождения обряда инициации, юноша получал право жениться, он обзаводился собственным хозяйством, избирал спутницу жизни и далее жил своим домом и воспитывал детей.

Запретив свадебные обряды, Гильгамеш оставлял юношей и девушек в подростковом статусе на всю оставшуюся жизнь. Они оставались неполноправными, они  лишались возможности обзавестись собственным хозяйством, а значит, они лишались личной жизни. Неполноправный муж в статусе юноши всю жизнь будет работать не на себя, свою жену и детей, а на «общественную пользу». Всеми ресурсами будет распоряжаться царь по своему усмотрению, они не будут утекать и накапливаться в отдельных домохозяйствах. Разумеется, царь Гильгамеш считал, что будет распределять ресурсы «по справедливости», т.е. по личной преданности. Но урукцы просекли самую главную опасность: лишенные статуса «жены» вечные девы-блудницы перестанут рожать. В эпосе об этом не говорится, но это вытекает из самого статуса «блудницы». Девица до заключения брака могла вступать в половые связи, а вот иметь детей ей было нельзя. Это значило, что родившихся детей либо убивали, либо они становились изгоями. Надо сказать, что древнее общество вполне было в курсе  методов предохранения, поэтому девы беременели редко. Что по поводу надвигающейся демографической катастрофы думал Гильгамеш, сказать трудно. Может, ничего не думал, решая текущие хозяйственные дела, а они требовали мобилизации трудовых резервов во имя грандиозного строительства «Урук-стены».

Древние урукцы справедливо полагали, что подобные общественные отношения не приведут ни к чему хорошему, почему возмущались.

Он ли (Гильгамеш) – пастырь огражденного Урука,

Он ли пастырь сынов Урука?

Пастырь – пастух – одновременно и руководитель, вождь своих овечек – граждан города, и защитник их от напастей. Правитель, вызвавший общественную девиацию, перестает выполнять свою функцию защитника, в результате в Уруке назрела революционная ситуация, причем граждане обратились к внешней силе в образе «человека-зверя» Энкиду.

Т.е. стены не защитят власть, сами граждане приведут внешнюю силу, и ворота откроют, и дорожку укажут. Как только Энкиду вступил в город, все горожане встали на его сторону против своего царя с его социальными экспериментами:

Вышел Энкиду на улицу огражденного Урука…

Край Урука к нему поднялся…

Народ к нему толпою теснится,

Мужи вкруг него собралися.

Как слабые ребята целую его ноги:

«Прекрасный отныне герой к нам явился!»

К сожалению, вразумляющая Гильгамеша речь Энкиду не сохранилась, но можно предположить, что Гильгамеш распустил трудовую армию и граждане Урука зажили прежней жизнью, на чем локальный коммунизм закончился.

Древние аккадцы понимали толк в деспотизме, и царским произволом их удивить было трудно, однако в качестве крайней тирании в их коллективной памяти остались воспоминания о  полном обобществление труда и распределения. Царь-коммунист превратился в символ деспотизма.

Тема: Разное

Этимология названия города Пенза, так же и реки Пенза, на берегу которой город расположен, остается дискутабельной. Название реки упоминается уже в «Книге Большого чертежу» (1627 г.), т.е. оно зафиксировано в письменных документах с XVII века.

М. Полубояров в книге «Мокша, Сура и другие» приводит следующие варианты происхождения названия реки, все, как на подбор, из уральских языков. Предлагаются следующие расшифровки: исходя из мордовской лексики: «пензо» — «его конец» (якобы край мордовских владений, а вовсе не то, что вы подумали), что не соответствует истине, т.к. мордва жила значительно южнее, на реке Медведице, а также «пенсаме» — «конец хода, до конца»,  «Пезнака» — «топкая, болотистая». Дальше начинаются совсем экзотика: из самодийских языков «пензя» — «высохший ручей», вариант П.В.Зимина «пе» из нененецкого и коми «пересыхающий» плюс «иза» из прамарийского «ручей, речка». Иначе, как словесной эквилибристикой это назвать нельзя.

Сам М.Полубояров считает, что слово «Пенза» происходит от мордовского личного имени «Пиянза, Пьянза». Такое имя известно, М.Полубояров приводит документ от 1508 г., где упоминается некий «Шабала, Пьянзин сын, мордвин». Это имя упоминается в мордовских исторических песнях: «Имя отца моего … Пиянза», а также в фольклоре. На основании этого М. Полубояров предполагает, что некий мордвин Пиянза в историческое время высокого средневековья (не позже 15 века) имел личные владения по берегам речки, которая стала называться его именем. Однако, что значит мордовское личное имя Пиянза? «Его конец»? (один ты чем-то недоволен, Бычий Уд).  У мордвы были имена с таким значением? Если этимология имени из мордовского сомнительна, (а она в высшей степени сомнительна), из этого вытекает единственный вывод: имя не мордовское, а заимствованное из другого языка.

Второе возражение: часто наименования рек восходят к языку первых насельников данной местности. Пришельцы, не зная значения слова, придумывают этиологический миф, что название дано по имени мифологического персонажа. Такой этиологический миф следует подозревать, коль скоро значение имени данного персонажа невозможно объяснить из языка народа, придумавшего данный миф, либо объяснение уж очень натянутое, как в случае с «Его Концом» — Пиянзой. Скорее можно предположить обратное заимствование: мордва, поселившаяся на берегах реки Пензы – Пиянзы обрела мифологического отца-основателя Пиянзу, а вместе с ним и личное имя.

Следует обратить внимание на тот факт, что кроме реки Пенза в Среднем Поволжье имеются и другие топонимы с близким звучанием: местность Пензина поляна,  река Пенделка, река Пизяевка, река Пензятка в Пензенской области и другая Пензятка в Мордовии (приток реки Инсар), реки в Нижегородской области: Пекса (впадает в Сережу), Пекшать, Панзелка и Пандус, реки в Тамбовской области: Сухая и Мокрая Панда, река в Самарской области: Падовка.  На мой взгляд, это свидетельствует о том, что в данном регионе жил народ, возводивший свое название к легендарному Пензяю, как к родоначальнику.  Память об этом народе осталась в местных топонимах, и не только, о чем ниже.

Итак, название реки Пенза, скорее всего, появилось раньше, чем первые носители мордовского языка пришли в Среднее Посурье.

Архелогия Пензы

Пензенский край и территория города Пензы были заселены людьми сразу после ухода ледника, что соответствует эпохе мезолита (средний каменный век, X-VI тыс. до н.э.) В это время  древний бореальный праязык, который сформировался в конце палеолита – начале мезолита, дал начало трем языковым ветвям: раннему индо-европейскому праязыку, ранне-уральскому праязыку и раннему алтайскому праязыку. В последующем из ранне-индо-европейского праязыка произошел арийский праязык, прямым наследником которого является русско-славянский. Уральский праязык – предок т.н. фино-угорских языков (в т.ч. мордовского), а алтайский праязык согласно официальной версии – предок тюркских языков, в т.ч. татарского.

Во II тысячелетии до.н.э., т.е. в неолите (новый каменный век) территорию нашего города заселили племена т.н. волосовской культуры, которые были прямыми потомками бореалов эпохи мезолита. Предполагают, что «волосовцы» говорили на уральском праязыке. В это же время юго-западнее формировалась срубная культура, которая, как предполагают, говорила на ранне-индоевропейском праязыке. В эпоху бронзы, т.е. во II – I тысячелетии до н.э. «срубники» вытеснили «волосовцов», и территорию г. Пензы заселили племена, которых соотносят с ариями, потомками ранне-индоевропейцев. Это представители абашевской и катакомбной культуры, причем керамику «катакомбовцев» обнаружили лишь в Ахунском городище, а вот абашевцы оставили множество городищ, в т.ч. на Барковке, Целибухе, Калашном затоне. На Барковке обнаружена медеплавильная мастерская, где отливали ножи, топоры, шилья, украшения.

С середины первого тысячелетия до н.э.  территорию Пензенской области заселяют народы «городецкой культуры», которую считают «протомордовской», в районе Пензы протомордва зафиксирована с III века н.э. (Ахунское городище).  В VIII- X веках на территорию Пензы приходят народы красно-коричневой керамики, которых соотносят с буртасами. Язык буртас неидентифицирован. В это же время население будущей Пензы активно взаимодействует как со славяно-русскими государствами т.н. Киевской Руси, так и с тюркской Волжской Булгарией. Археологические находки Золотаревского городища свидетельствуют о значительном славянском элементе в этническом составе этого государства, найдены также артефакты, относящиеся к аскизкой культуре Западной Сибири, т.е. государство было полиэтничным. Согласно официальной версии государство пало в результате завоевания ханом Батыем в XIII веке,  территория была присоединена к Золотой Орде, буртасы перешли на тюркский язык и слились с татарами, славяне исчезли, и лишь мордва пережила  годы лихолетья, оставшись сама собой.

Таким образом, начиная с древнейших времен, когда земля Пензенской области освободилась от ледника, территория была постоянно заселена, что обеспечивало передачу названий рек от предков к потомкам. Считать, что абашевцы – арии все до единого исчезли, и пустое пространство заселили протомордва «городецкой культуры» — абсурд. Гораздо логичнее предположить, что происходили процессы взаимослияния и ассимиляции, «абашевцы» явились субстратом для «городецкой» культуры, что доказывается арийскими элементами в верованиях мордвы.

Мордовский миф о неком «Пензяе» — хозяине Пензы можно датировать приходом протомордвы – представителей «городецкой» культуры в пойму реки Пензы, где они восприняли название реки от субстратного населения – абашевцев-ариев. Таким образом, название реки (и города) Пензы следует этимологизировать из арийского языка, прямым наследником которого является санскрит.

Лингвистика и семантика

Исходным значением сочетания звуков П-Н © в бореальном праязыке было пясть, кулак, пальцы на ладони.  Корень сохраняется в санскритском «пантш», древнеславянском «пясть».  Семантическое расширение в других языках шло по линии «ухватить», отсюда значение в мордовском языке «трясина, болотистое место», в греческом «понт» — пучина. Другое смысловое расширение: работать (орудием, зажатым в руке), отсюда  значение пест (колотушка) и далее «песок»  (то, во что превращается размолотое пестом). Дальнейшее семантическое расширение, дает нецензурное наименование женского полового органа, а затем переосмысление в форме диалектного наименования ложбины, которую прорывает река.

Однако более продуктивным оказалось смысловое расширение в сторону числительного «пять» — количество пальцев на руке. Данное значение прочитывается в известных географических объектах: Пальмира (древний город в Сирии, от «palmares» — пятерня по-латински), Пенджаб – Пятиречье – область в Северной Индии, Панджер – Пять Львов – река в Афганистане, приток Инда,  Пяндж – Пятерица – река в Ср.Азии (верхнее течение Амударьи).

Понятие «пяти пальцев на руке» абстрагируется в понятие «бесконечного множества», число «пять» выражает всеобъемлющий характер чего-либо, что передается корнем «пан», (пандемия – эпидемия, охватившая весь мир, пантеон – все множество богов). Скифы присылают Дарию пять стрел, как знак того, что весь скифский мир ополчился на персов. Будучи символом объединения, сочетание «п-н-т», начинает приобретать значение «исходника», той точки, куда сходятся все пути-дороги, как физические, так и метафизические, «пойнт» — точка,

Символика, связанная с наделением особой святостью число «пять», сложилась до выделения арийцев-индоевропейцев из бореальной працивилизации, она имеет универсальный характер и встречается у всех народов Северного Полушария. Одно из древнейших изображений пентаграммы (пятилучевой звезды) найдено в шумерском городе Уруке и датировано 3 500 годом до н.э. Евреи наделяют священным значением Тору – Пятикнижие Моисея

В религии ариев пятерка также имела священное значение и фигурировала в значении «всеохватности»: пандит – ученый (познавший все на свете),  панча-махаяджана – пять великих жертвоприношений, Панча Тантра – Пятикнижие, Панча Ратра — священная книга вишнуитов, Панча Шикха – «завязавший волосы в пять узлов», что символически обозначает «стоящий на вершине познания» — имя риши (мудреца), Панча Нада – Пятиречье, особо священное место впадения рек в Инд, Панча Вата – пять смоковниц – место обители Рамы. Вездесущий бог Шива проявляет себя в пяти главных манифестациях, поэтому его часто изображают пятиликим, в качестве жертвы Шиве преподносят «пять даров коровы», в раю дворец Вишну окружают пять озер, а сам Вишну имеет десять (2×5) аватар, т.е. перевоплощений.

Таким образом, первичное значение слова «Пенза» восходит к бореальному «Пента», что означает «Рука с пятью пальцами» — «Пятерка», а также «Всеобъемлющий».

Особое значение приобретает цифра «пять» в индуистком героическом эпосе Махабхарата, которая считается «пятой» Ведой в Индуизме, т.е. как бы «завершающей», дополняющей до совершенства религиозную концепцию ариев.

Махабхарата в Среднем Поволжье

Героический эпос Махабхарата рассказывает о борьбе пяти братьев Пандавов за верховную власть на древней прародине ариев, которую называют «долиной пяти (озер)» — Саманта Панчака, а также полем Курукшетра.

Содержание эпоса следующее: потомки легендарного прародителя Куру правят народом кауравов, впрочем эпос закрепляет определение Кауравы за старшей династией, которую возглавляет Дхритараштра. Младшим братом Дхритараштра является Панду, чьи потомки именуются Пандавы. У царя Дхритараштры рождаются сто сыновей, старший из которых Дурьйодхана. Царь Панду имеет двух жен, первая Кунти, (другие имена Притха, Мадхави), ее отец царь ядавов Шура (Сурья?), вторая жена Панду — Мадри, царевна из народа Мадров. По причине проклятия царь Панду не мог иметь детей. Кунти с помощью заклинания зачала от богов и родила трех сыновей: Юдхиштхиру от бога справедливости Дхармы (Ямы), Бхиму (Бхимасену) от бога ветра Ваю, Арджуну от бога грозы Индры. Мадри с помощью того же заклинания родила от близнецов Ашвинов (боги утренней и вечерней зари) тоже близнецов Накулу и Сахадеву. Царь Панду умирает согласно проклятию, вместе с ним на погребальный костер идет Мадри. Впоследствии Пандавы (все пятеро) женятся на дочери царя Панчалов Драупади, которая также носит имена Кришна (Черная), Панчали (по народу, где царствовал ее отец), Яджнасени. В результате разного рода интриг Кауравы изгоняют Пандавов из царства, те набирают войско, чтобы вернуть себе царскую власть. Финальное сражение состоялось на поле Курукшетра, где погибли все кауравы и все войско пандавов. Особенно ярким был поединок между Арджуной и его сводным братом, внебрачным сыном Кунти от бога Солнца Сурьи Карной, где Карна погиб. По итогам сражения царство Куру досталось Пандавам.

Исследователи эпоса считают, что в основе героического сказания легли предания о реальных войнах между близкими по языку арийскими народами куру и панчалов, завершившихся победой панчалов. Астрологические вычисления индийских средневековых авторов датируют события эпоса рубежом II и I тысячелетия до н.э., т.е. временем бытования на территории Среднего Поволжья абашевской и катакомбной культуры. К этому же времени относится проникновение с севера народов «городецкой» культуры, т.е. протомордвы.

Исследования С.В.Жарниковой позволяют отождествить «страну Куру» с территорией Среднего Поволжья. Так Ганга отождествляется с рекой Волга, Ямуна – с Окой, Синдхи (Инд) – с Доном. Множество рек, упомянутых в Махабхарате  поныне носят те же названия. Кроме того в топонимах Среднего Поволжья сохранились имена героев эпоса: так в Мордовии течет река Карнай (приток Инсара) – что тождественно эпическому Карне сыну Сурьи, река Кундала в Нижегородской области тождественно народу Кунтала, упоминаемого в Махабхарате и близко к имени Кунти, матери Пандавов. Другое ее имя Притха, созвучно наименованию реки Пра. Имя Драупади, общей жены Пандавов, почти тождественно наименованию реки Днепр. Следует добавить к этому списку местечко Ахуны близь Пензы (Панду), которое можно отождествить с Арджуной (Ахурой).

 В одном из сказаний Махабхараты рассказывается о том, как царь панчалов изгнал из страны Куру правителя кауравов Самварана на реку Синдху (Дон). Затем кауравы отвоевывают свою страну у панчалов. Судя по всему, страна Куру, откуда кауравы бегут на Дон, находилась севернее, т.е. это территория нынешней Пензенской области с сопредельными областями, подтверждением чему служат многочисленные топонимы с корнем «Пенз – Панд». К северу от народа Панчалов – Пандавов находится народ Мадри, откуда царь Панду взял себе жену с тем же именем. Этот народ вполне можно отождествить с нынешней мордвой.

Согласно Махабхарате страна Куру расположена на поле Курукшетра, которая локализуется между Гангой и Ямуной, т.е. в Волго-Окском междуречье. Данная территория точно совпадает с местонахождением абашевской археологической культуры, что позволяет идентифицировать «абашевцев», как народ, тождественный народу, создавшему Махабхарату.

Заключение

Народ, известный как «абашевская археологическая культура» с большой долей вероятности является создателем эпоса Махабхарата, который был сохранен ариями, переселившимися в Индию. Данный народ возводил свое происхождение к Священной Пятерице – Панду, отражением чего явились пятеро братьев – божественных сыновей. То, что Пятеро были едины доказывается тем, что они были женаты на одной жене, причем этот миф был настолько стоек, что сохранялся в жестко-патриархальной среде ведических ариев Индии. Жена Пятерых, которой они сообща владели, в метафорическом смысле является Землей, что доказывается ее эпитетом Кришна – Черная.

Название реки Пенза – Пента восходит к Священной Пятерице героев Махабхараты Пандавам – сыновьям Панду и, видимо, относится к Священной Прародине Панду. При своем движении на юг и восток «абашевцы» несли с собой предание о Священной Пятерице и в тех местах, где обретали новую родину, оставляли топонимы, напоминающие о древней Прародине. Так появились Пальмира, Пяндж, Панджер, Пенджаб.

Часть «абашевцев», смешавшись с «городецкой» культурой протомордвы передала им предание о герое-первопредке Панду, который в мордовской огласовке стал Пензяем. Стойкая легенда, привязывающая Пензяя, как первопредка к реке Пензе, а также найденное археологами «абашевское» городище на Барковке (вблизи реки Пензы) позволяет предположить, что название реки восходит к арийскому герою Махабхараты Панду и является Священной Прародиной ариев. Пенза – Панду — Пятерица имеет сакральный смысл объединения в себе всего множества народов, слияния в гармоническом единстве, объединенных любовью к своей Земле, подобно пятерым Пандавам, любившим одну Кришну-Драупаду.

Таким образом «абашевская» культура обретает забытое имя – Пандавов, а Пензенская земля – древнюю историю, уходящую во 2 тысячелетие до н.э.

Тема: Разное

Подходил светлый день Пасхального воскресения, на который я приглашаю своих друзей и подруг. Как и положено, я до блеска отмыла и отчистила свою комнату; вещи, которые имели непреодолимую склонность вылезать из шкафов и ящиков, загнала обратно. Сегодня все отдыхают.

Осталось приготовить традиционные блюда и ждать наступления праздника и гостей. И тут на мои глаза попалась газета «Московский комсомолец – Мир людей». Отдыхая после уборки, я развернула её – и прямо вскрикнула от восторга. Газета предлагала мне рецепты заветных блюд под заголовком «Пальчики оближешь». То, что надо! Что моя самодеятельная кулинария: на глаз да сколько рука возьмёт. Бери, что есть в холодильнике, сыпь, сколько сыпется, черпай, пока черпается. Нет! Надо делать согласно науке! По традиционной рецептуре, которую предложили газете лучшие кулинары. Газета врёт только в больших статьях, а в остальном правдива и честна. Она же борется за своих читателей, в нелёгкой конкуренции завоёвывая их внимание! Так решила я и принялась за готовку.

Пасха. Взять 1 кг творога, 7 яиц, 300 гр. сливочного масла, 300 гр. сахара, ванилин (на кончике ножа), 100 гр. изюма, 50 гр. шоколада.

Творог, масло и сахар прокрутить через мясорубку. Мясорубка повизгивала, когда ей на зубы попадал сахар, но в остальном покорно выплёвывала нити смеси. Наконец всё собралось в большом эмалированном тазике, и я, согласно рецепту, высыпала изюм, ванилин и начала бить яйца. На пятом яйце я засомневалась и решила, что хватит. Всё-таки неискоренима привычка – на глаз, опять же – мне вдруг стало жалко яиц. Перемешала полученную смесь. Больше всего она напоминала сопли, и вместо аппетита возбуждала обратную реакцию. С сомнением я взялась за шоколад, нет-нет да и поглядывая в злосчастную миску. Мне стало казаться, что я поторопилась не только с яйцами, но и с маслом, а также с творогом и сахаром. Может быть, лучше было по старинке? С тяжёлым сердцем я выливала шоколад в миску. Внутренний голос шептал мне: «Не туда льёшь! В рот надо, в рот!». Но я мужественно отвергла эти мысли. Смесь переложила в марлю и оставила стекать, а сама принялась за...

Пасхальный кулич! 1 кг. муки, 40 гр. дрожжей, 6 яиц, 100 гр. сливочного и 100 гр. подсолнечного масла, ¼ литра молока, 200 гр. сахара, 100 гр. изюма, цедра одного лимона или 3 порошка ванильного сахара (чего 3 – упаковки?), немного соли.

Просеять муку и сделать посередине воронку. В ¾ стакана тёплого молока развести дрожжи, добавить 1 чайную ложку сахара и муки. Поставить в тёплое место для брожения (опары). Взбить яйца добела, добавить подогретое молоко, пряности и жидкость, которая сольётся с пасхи. С марли свисали сопли, в кастрюльку что-то такое натекло, но совсем чуть-чуть. Сама виновата, что не изучила рецепт пораньше, тогда бы поставила пасху за сутки перед куличом. Ладно, горе не беда, и я покидала сопли к яйцам.

«Как только опара подойдёт, влить в муку яично-молочную смесь, готовую опару, ½ чайной ложки соли, замесить тесто, периодически подливая растопленное масло или макая в него часто руки. При выливании нельзя сильно ударять по тесту, а нужно растягивать, затем подкатывать в шар и снова растягивать. Когда будет израсходовано всё масло, и тесто станет гладким (не будет приставать к стенкам и на поверхности появятся пузырьки), посыпать его мукой, накрыть согретым полотенцем, поставить в тёплое место и дать ему подняться в 2 раза».

Клянусь, я всё так и сделала, а потом начала ждать. Через два часа я засомневалась в качестве дрожжей и по-быстрому замесила дрожжевые блины, а тесто поставила на вскипевший чайник и накрыла шубой. Ещё через час я сменила воду в чайнике, принесла одеяло и принялась печь блины. Тесто не поднялась не то что в два раза, оно даже не шелохнулось. Закусывая блинами и запивая чаем, я думала о превратностях судьбы, пославшей мне газету. Тесто не шевелилось. Прошло ещё два часа. В голову полезли всякие гнусные мысли. Одеяльная конструкция кренилась и грозила рухнуть, ошпарив меня кипятком. Я приготовила салат «оливье», рыбу «под шубой» и салат с кальмарами, то и дело поглядывая в сторону одеяла. Благо, муж на работе. Если бы он заглянул на кухню, дело бы кончилось трагедией, и кто-нибудь отмечал бы праздник в ожоговом отделении. Наконец, мне это надоело, к тому же должен был вернуться муж, и я решилась разобрать одеяльную конструкцию и разложить тесто в формы. В глубине души ещё теплилась надежда, что оно поднимется. Тщетно! Куличи я пекла глубокой ночью, чтобы никто не был свидетелем моего позора. По вкусу они напоминали сладкую глину – если сможешь отковырять мякиш от запёкшейся корки, и если вообще возникнет желание это делать.

Творожные сопли так и остались соплями. Они размазывались по тарелке и тянулись за ложкой. Приготовить яйца «Сюрприз» у меня не хватило духу. Кто знает, какой сюрприз они таят. Так и инфаркт получить недолго.

Осторожнее с непроверенными рецептами!

Тема: Разное

Официально признано, что город Пенза основан в 1663 году. Однако русская история преподносит сюрпризы, где не ждешь.

Тема: Разное

Немного ностальгии.

В советское время появилась традиция дарить детям обязательный подарок к Новому Году. Разумеется, мы их ждали с огромным нетерпением, ибо в обычное время потребление конфет строго регулировалось. Хороший шоколад стоил дорого, так конфеты Трюфель из натурального горького шоколада в кофейной обсыпке стоили около десяти рублей за кг. Коробка шоколадных конфет –  обычная благодарность лечащим врачам, а шоколадкой «Аленка» могли отблагодарить мед.сестру.

Вручать детские подарки могли на Елке, которую обязательно устраивал профсоюз в соответствующем ДК (доме культуре), но лично я даже в детстве была не любитель массовых мероприятий, поэтому подарки я получала от родителей в преддверии праздника. Это были бумажные пакеты, наполненные конфетами. Большую часть составляла карамель: сахарная глазурь с разнообразной начинкой из типа ягодного джема. Подозреваю, что какое-то количество ягоды там реально присутствовало. Глазурь была исключительно твердая, что называется «зубы сломаешь». Эти конфеты стоили относительно дешево, их покупали «к чаю» и лично я их особо не жаловала.

Карамель «Раковые шейки», глазурь помягче, внутри рассыпчатая начинка, напоминающая шоколадную помадку. Сосучки «Полет» и «Барбарис». «Полет» — кислее, конфета мелкая, граненая. «Барбарис» — слаще, по форме напоминал обычную карамель.  Тянучки «Кис-кис», в те времена занимали место жевательной резки. В отличие от многих конфет, «Кис-кис» представляли собой квадратные плитки.

Батончики. Шоколадные конфеты с начинкой из белой помадки, типа «Ласточка»,  я их тоже не любила. Шоколадные конфеты с начинкой из темной помадки типа «Маска». Три или четыре шоколадных конфеты с вафельной начинкой типа «Каракум» или «Мишка на севере». Пара тех самых Трюфелей. Гуливер – большая шоколадная конфета с вафельной начинкой. Четыре грецких ореха. Яблоко. Два или три мандарина.

Вот таково было детское счастье. Мандаринов в свободной продаже не было, и да, в детстве я их ела только на Новый Год.

Фантики от конфет не выбрасывались, а собирались для игры в «Фанты». Фантики сворачивались особым образом и превращались в подобие бит. У каждого игрока был свой пакет «фантов», а дальше начиналась игра  на столе или подоконнике. Фант клался на ладонь и резким ударом ладони о край, он забрасывался на горизонталь. Второй участник должен был своим фантом покрыть фант соперника, тогда он мог забрать этот фант себе. Число участников не регламентировалось, но редко доходило до 4 – 5 человек. Фанты от шоколадных конфет ценились дороже, чем фанты от карамелек, но, по крайней мере, у нас, эта ценность была чисто игровой.

Елка к Новому Году ставилась обязательно. Мы, дети, с удовольствием украшали ее новогодними игрушками, которые весь год хранились в ящике, обернутыми в бумагу, чтобы не разбились.

советский новый год

И вот наконец-то Праздник. На стол выставлялась особая праздничная посуда, которая хранилась в серванте. По возможности это были хрустальные салатники, рюмки, фужеры, мельхиоровые вилки и ложки. Это были предметы роскоши и статуса. Стол старались заставить едой, чтобы не было свободного места. Гости приходили уже к накрытому столу, часто они приносили с собой алкоголь, лимонад для детей и сладости «к чаю». Приходить совсем с пустыми руками считалось невежливым по отношению к хозяевам.

На стол нарезалась колбаса, по возможности двух или трех сортов. Обезжиренная, типа «Докторской», вареная с жирком типа «Армавирской» и совсем круть, если была полукопченая или копченая. Эти виды колбас продавались в Коопторге и стояли 8 рублей за кг, что считалось дорого. На отдельной тарелке подавалась нарезка из окорока или корейки, они были очень жирные, мясо составляло едва треть куска, а то и меньше, и чистое соленое сало, часто собственного засола. Третья тарелка была с сырной нарезкой, обычно это был сыр «Российский» и\или «Голландский». В селедочнице лежала разделанная соленая сельдь, заправленная подсолнечным маслом и засыпанная колечками репчатого лука. Сельдь могли украсить веточкой укропа или петрушки.

Часто на столе в качестве закуски имелся холодец. Его варили заранее из свиных либо говяжьих ножек, благо погода позволяла хранить на балконе. Я с удовольствием обсасывала сахарные косточки, пока они были горячими, прямо с бульона, и хрустела хрящами.

Вскрытая консервированная рыба выставлялась прямо в консервной банке на блюдце. Обычно это была сельдь в масле или сайра в масле. Выставлять на стол консервированную  рыбу в томатном соусе было не  принято, хотя, если не было в масле – то не возбранялось.

Салаты. Во-первых, винегрет. Смешивались нарезанная кубиками вареная свекла, вареная морковь, картофель, вареный в мундире, квашеная капуста или мелко-нарезанный соленый огурец, репчатый лук. Заправка: подсолнечное масло. Сельдь под шубой? Это позже, позже. Второй салат – да, оливье. Нарезались кубиками и смешивались следующие игредиенты: вареная обезжиренная колбаса, типа «Докторской», вареный в мундире и очищенный картофель, яйца, репчатый лук, вареная морковь, консервированный зеленый горошек, соленый огурец. Заправка: сметана. Третий салат из квашенной капусты, естественно домашнего квашения: в квашенную капусту добавлялись репчатый лук и подсолнечное масло. Четвертый салат: соленые или маринованные грибы домашней закрутки. Соленые грибы (черные или белые грузди, рыжики) промывались, резались крупными ломтиками, добавлялся лук кольцами, мелко-нарезанный чеснок. Заправка: подсолнечное масло.

На стол выставлялись соленые помидоры и огурцы, могли быть моченые яблоки.

Выпивка. На Новый год обязательно присутствовало Шампанское, естественно это было Советское Шампанское. Мужчины пили водку, женщины, кроме шампанского, вино, часто покупалась бутылка «белого» и бутылка «красного». Вино было хорошее, виноградное, фруктовые и яблочные «бормотухи» на праздник не выставлялись, хотя качество их было весьма приличное, как я теперь понимаю. Детям – лимонад. У нас выпускали «Буратино» и «Дюшес», «Буратино» я любила больше.

По Новогодней традиции садились за стол чуть раньше, часов в одиннадцать, и к двенадцати уже отведывали закуски. Провожали старый год, вспоминали хорошее, мужчины произносили тосты, все выпивали, чокаясь рюмками и фужерами. Женщины водку не пили, это был чисто мужской напиток. Но вот телевизор показывал большой циферблат со стрелкой, приближающейся к 12. Все вставали и замолкали. Под бой курантов открывалось шампанское, часто пробка улетала в потолок. Шампанское разливалось по фужерам, все пили за Новый Год и поздравляли друг друга с его наступлением.

После Нового Года вносили горячее. Это было картофельное пюре, но не простое, а праздничное. Картофель отваривался, отвар сливался в отдельную посуду, кипятилось молоко, а затем в горячий картофель медленно добавлялось кипяченое молоко вместе с куском сливочного масла, и вся масса взбивалась толкушкой до пастообразной консистенции. Можно было добавить немного картофельного отвара, если пюре получалось слишком густым.

В Новый Год  к столу подавалось особое мясное блюдо, например запеченный в духовке гусь с яблоками, утка с яблоками, и даже кролик.

После горячего обычно доедали закуски, смотрели Голубой Огонек, пели песни и танцевали, если позволяло место. Взрослые, естественно, выпивали, обязательно под тосты.

Оставался еще десерт. Обычно это был торт или пирожные. Для десерта стол освобождался от посуды, все тарелки с недоеденными закусками уносились. Выставлялся чайный сервиз, разумеется, парадный, из тонкого фарфора. Заваривался чай, часто «элитный» — «индийский» или «цейлонский». Многие хозяйки пекли торты сами, но у нас обычно торт был покупной. Это мог быть «Прага» с шоколадными прослойками или Бисквитный с прослойками из крема и кремовыми цветочками. С чаем алкоголь не употреблялся, все алкогольные напитки выпивались до десерта.

Спать расходились часа в два, а то и в три.

Позднее появились новые рецепты салатов. Мимоза с консервированной рыбой. Сырно-чесночный «еврейский», а также свекольно-чесночный и морковно-чесночный. Майонез появился в продаже в начале восьмидесятых, я долгое время относилась с подозрением к этому новоявленному продукту, и в пищу его не употребляла. К середине восьмидесятых сельдь под шубой заменила винегрет. К концу восьмидесятых появились бутерброды со шпротами. Антиалкогольная кампания принесла нам, детям, новые сорта лимонадов: «Тархун», «Саяны», «Колокольчик» и обалденный «Байкал».

Таким мне запомнился Советский Новый Год. Пузырящийся на языке лимонад, тающая во рту картошка, чуть засохшая в селедочнице селедка с пропитанными маслом кольцами лука. И вдоволь, от пуза, запеченного мяса, с хрустящей корочкой, присыпанной чесночком, мягкого, ароматного от специй…

Всем Счастливого Нового Года!

 

Тема: Разное

Утро. Будильник выхватывает меня из сна. Настойчивый звон прогоняет обрывки сновидений. Надо протянуть руку и нажать кнопку. У меня нет на это сил. Сам заткнется через минуту. Я не могу даже открыть глаза, как  опять проваливаюсь в полузабытье, но подспудная мысль о необходимости идти на работу не дает уснуть окончательно. Надо просыпаться. Надо открыть глаза. Надо вставать. Надо. Надо. С трудом поднимаюсь, чувствуя себя трухлявой развалиной. Какая утренняя гимнастика?! Вы о чем? У меня нет времени даже положить в рот бутерброд. Взгляд на часы. Боже! Куда делись полчаса? Я уже опаздываю. Бегом на остановку. Очередной выговор от начальства. Я ничего не успеваю на работе. Я ничего не успеваю дома. Мне лень убираться, лень готовить. Единственное желание упасть перед телевизором и переключать пульт с канала на канал. Как уже час ночи? Завтра на работу! Немедленно спать! Только еще посмотрю эту передачу….  Ложусь, закрываю глаза. Сна нет. Ну да, я ведь «сова», мне бы только выспаться, и я сворочу горы. У меня куча амбициозных планов. У меня мозг аналитика, я могу переваривать огромное количество информации и мгновенно находить решение проблемы. Я сижу перед телевизором и впустую переключаю каналы. Жизнь проходит мимо меня.

картинки лень вставать 3

Вам знакомо это ощущение? Постоянное желание спать и невозможность уснуть. Провалы во времени. Отупение. Усталость. У знакомых все горит в руках, они успевают переделать кучу дел: веселые, энергичные, позитивные. На их фоне чувствуешь себя неудачником. Все вокруг называют тебя лентяем. Такой способный ученик, — говорили учителя, — если бы не ленился. Надо работать! Надо вкалывать! – призывают гуру успеха. Я работал 24 часа в сутки и теперь успешный и довольный.

Я тоже хочу быть успешным и довольным. Сделать карьеру. Получать большие деньги. Заняться спортом. Привести, наконец, в порядок квартиру. У каждого свои нереализованные планы.

Попытка работать приводит к еще большему истощению. Собираешь волю в кулак, переделываешь неотложные дела, и вновь накатывает апатия. Лежа на диване, начинаешь ненавидеть себя. Почему? Почему я ленивый и апатичный? Почему у меня вечно плохое настроение? Почему у меня все валится из рук? Я – конченый лузер? И ничего нельзя изменить?

Изменить можно все.

Надо лишь поставить цель и идти правильной дорогой к ее достижению.

картинки лень вставать 5

Если вы читаете эту статью, значит, цель у вас есть.

Но вы не знаете, как ее достигнуть.

Я расскажу вам об этом.

Я знаю, о чем говорю, потому что сама была такой.

Вялой, апатичной, с кучей нереализованных желаний.

Сейчас я их реализую. Мечты превратились в планы.

К сожалению, а потратила слишком много времени, чтобы найти правильную дорогу к победе над ленью.

Я делюсь с вами моим опытом, чтобы вы не делали моих ошибок.

И помните, даже черепахи бывают скоростными.

Читайте мой блог, подписывайтесь на обновления. Галина Баева.

Заряд жизни. Блог Галины Баевой.
© 2015 Заряд Жизни Блог Галины Баевой.
Информация на сайте носит ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ознакомительный характер и НЕ ПРИЗЫВАЕТ к самостоятельному лечению. Консультируйтесь у квалифицированного врача.